Пермь,
17 сентября 2019,
вторник

Реки — древние карты народов

Пермякам рассказали о геолокации предков

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть

Сегодняшнюю жизнь невозможно представить без карт. Если раньше мы покупали бумажные карты и атласы, то сейчас чаще пользуемся смартфонами: это удобно — карта всегда с собой в кармане. Но только на секунду задумайтесь: что мы будем делать, если все эти достижения цивилизации вдруг исчезнут?

карта рек

Понятно, что ориентироваться в своём городе можно и без карт, а если вы окажетесь в относительно незнакомом месте? Представьте, что нет не только карт, но и автовокзалов, городского транспорта. Вообще нет асфальтированных дорог. Да чего уж там — электричества нет! При этом вам приходится ограничиваться не всегда продолжительным световым днём. Представили? Именно в таких условиях нашим предкам приходилось находиться большую часть жизни. Причём не просто жить, а передвигаться на огромные расстояния не по паре километров в день, как сейчас, а на десятки. Справлялись они с этим намного лучше, чем мы с вами при всех нынешних технологических достижениях.

Карта жизни

На примере коми-пермяков это показал и рассказал Павел Корчагин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела истории, археологии и этнографии Пермского федерального исследовательского центра УрО РАН, в своей лекции «Куда вели пермские реки? Вербальная лоция коми-пермяков», организованной Пермским краеведческим музеем.

Главная идея пермского историка — путешествовать на большие расстояния нашим предкам помогала своеобразная вербальная лоция, в которой названия рек указывали на их место в водно-волоковой системе. То есть названия рек (гидронимы) имели свой смысл. Причиной тому была вовсе не красивая романтичная жизнь. Ориентация в пространстве помогала нашим предкам передвигаться из одной части огромной территории в другую. И не ради путешествий, а ради выживания.

корчагин павел

К этой мысли Павла Корчагина подтолкнула малочисленность коми-пермяцких источников. По сути, ими служат несколько летописей и небольшое количество документов. Последний из крупных источников открыли аж в 1954 году, и вряд ли в настоящее время появятся новые. Получается, на тот момент удалось достигнуть возможного максимума в изучении истории северных территорий современного Пермского края. Казалось бы, больше узнать не получится, но не тут-то было.

«Мне предложили преподавать историческую географию в Пермском классическом университете. А карты — это те же источники. Это историческая книга, которую просто нужно научиться читать», — говорит Павел Корчагин.

По его мнению, словосочетание «речная сеть» не совсем правильное. Оно больше и глубже, сеть — это совместное использование рек, дорог, волоков, всех участков суши между двумя реками (как правило, в месте наиболее близкого расстояния между ними). Через них тащили суда, грузы волоком (от слова «волочить»). В принципе, «волоки» могли сами использоваться в значении «дорога».

Павел Корчагин решил проверить свою теорию и обратился к учёным — специалистам по древним языкам коми-пермяков, чтобы проверить происхождение названий рек и озёр. Каково же было его удивление, когда историки поняли, что все названия — и рек, и волоков, и дорог — имеют определённое значение. Они есть и карта, и компас, и своеобразный указатель. Переложив названия на карту, Корчагин ещё больше убедился в своей правоте: предки использовали водоёмы, чтобы покрывать огромные расстояния. Например, чтобы попасть из Камы в Вычегду, проделывался следующий маршрут: Кама — Колва — Вишерка — Чусовское озеро — Берёзовка — Молог — Волок-Ёль — Вылас — Сурна — Нем — Вычегда. По нескольким волокам можно было без проблем преодолеть Уральский хребет!

В частности, Корчагин считает, что легендарный поход Ермака в XV веке, когда отряд из 600 человек преодолел 1 тыс. км, занял не четыре года, как считают некоторые историки, а менее трёх месяцев.

«Причём отряд иногда ошибался в своём продвижении и заходил совсем не в то место», — отмечает историк.

Что в имени твоём?

Так вот, о гидронимах. По мнению Павла Корчагина, каждое название имеет глубокий смысл. Например, у реки Серебрянки нет ничего общего с благородным металлом. Там, где она протекает, вообще нет никаких намёков на серебряные прииски.

«Если переводить название этой реки с языков коми, то оно будет означать «примыкающая». В нашем случае — «примыкающая к волоку», — рассказывает историк.

Такая же ситуация складывается с любым другим гидронимом. Название реки Чусовой с производными типа «Чус», «Чесновка» в русской интерпретации переводится как «теснина», то есть «тесная». Название Вишера, скорее всего, имеет отношение к венгерской группе языков, близкое к значению «река», «поток» или «приток». Названия Пизма, Песьянка, Пизя можно перевести с удмуртских групп языков как «вдевать», «прижаться».

Точно так же реки, которые не выходили к волокам, имели соответствующие названия. Например, река Безволосая. Она не имеет отношения к волосам, а означает «безволокая». Или Безымянная — никто не стал бы так именовать реку. Скорее всего, это означает, что река не имела выхода к волоку.

В результате огромной проделанной работы Павел Корчагин совместно с лингвистами и географами создал карту волоков, располагавшихся на территории Пермского края. Она включает 221 волок. Причём это наиболее крупные из них. Корчагин признаётся, что таким образом можно их находить практически бесконечно.

«Удивительно, но и сейчас те места, где раньше были волоки, не заросли лесами. Это либо поле или сенокос, либо какая-нибудь дорога. В долине водоразделов располагались 117 волоков. На 30 из них сейчас располагаются дороги, 25 проходят по водораздельным болотам, 13 — по полю, 21 — по сеновине. Большинство волоков были не очень длинными: до 1 км — 83, от 1 до 3 км — 85, 3—4 км — 24, восемь волоков — до 5 км, а длиннее 11 км мы насчитали три», — отмечает историк.

Кстати, несмотря на титанический труд, у историков до сих пор нет единого мнения о происхождении даже таких слов, как «Пермь» и «Кама». Проблема в том, что у каждого народа они имеют своё значение. Так, «Кама» в переводе с зырянского означает «сильно падающая», с удмуртского — «долгая». Пока нет какой-то единой версии, сегодня их десятки.

Большой загадкой является и слово «Пермь». Хотя с этим дела обстоят чуть лучше — версий не так много. Основная из них кроется в языке коми, где производной названия является слово «парма», то есть «лес». Другая ведёт к финскому Реrämаа, то есть «земля позади». Павел Корчагин склоняется именно к этой версии. Вполне возможно, такое название возникло тогда, когда кто-то из наших предков плыл вниз по Каме, а за его спиной оставалась огромная неизведанная земля.

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть