Пермь,
17 сентября 2019,
вторник

Остаёмся зимовать

Артём Абашев открыл симфонический сезон в Театре оперы и балета

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть

Вслед за балетным («Лебединое озеро») и оперным («Евгений Онегин») в Пермском театре оперы и балета открылся симфонический сезон. Думается, если после перечисления спектаклей открытия сезона спросить, произведения какого композитора играли 6 сентября, правильные ответы составят 100%. Да, это был Чайковский. Но не только.

Артём Абашев

Составляя свою первую симфоническую программу в статусе главного дирижёра театра, Артём Абашев «срифмовал» Третью симфонию Чайковского — «Польскую» — с Серенадой для струнных Антонина Дворжака, и получился вечер в западнославянском духе. Эти произведения не просто написаны в одном и том же 1875 году, у них много общих черт. Оба носят подчёркнуто светский характер и во многом опираются на танцевальные мелодии — вальсы и полонез, оба мелодически богаты, оба взаимодействуют с традициями западных славян — чехов у Дворжака, поляков у Чайковского, и даже количество частей в произведениях одно и то же — пять. Наконец, это просто красивейшие произведения классического репертуара, легко узнаваемые и полные аллюзий на другие знаменитые мелодии, особенно у Чайковского, который цитирует в этой симфонии многие свои оперы и балеты.

Ещё один немаловажный момент: оба произведения написаны для относительно небольшого оркестра, а серенада — так и вовсе только для струнных. В сложившейся в театре ситуации это существенно, ведь оркестр ещё не вполне сформирован и сыгран. Для большой симфонии ХХ века — того же Малера, например, — здесь попросту не наберётся состав. Стремление главного дирижёра предъявить публике не столько большой, сколько отборный оркестр в этом случае можно только поддержать.

Затея удалась. Серенаду исполнили чисто, вдохновенно, хотя и с некоторой осторожностью. Единого дыхания, когда оркестр летит без оглядки, словно одна птица, а не стая птиц, пока не чувствовалось. Во втором отделении, когда к струнным присоединились духовые и литавры, в оркестре появились уверенность, драйв, энергия заструилась со сцены в зал. Слышно было, как в полонезе шляхтичи ударяют каблуками и звенят шпорами.

Немногочисленная, но отборная группа духовых особенно порадовала. Соло валторны было просто супер! И, конечно, все имеющие уши зрители поняли, почему Абашев многократно и горячо поблагодарил во время поклонов концертмейстера Дарию Зиатдинову.

Дария Зиатдинова — одно из тех лиц, которые знакомы пермякам по оркестру MusicAeterna, причём далеко не единственное такое лицо в новом составе театрального оркестра. Вообще, смотреть на знакомые и новые лица было чрезвычайно увлекательно.

Приятно было увидеть за первым виолончельным пультом Юрия Полякова, пермяка, который около десяти лет назад эмигрировал в Новосибирск к Курентзису, вернулся в Пермь в составе MusicAeterna, а теперь остался на родине. Не менее приятно было обнаружить, что в составе оркестра нашла своё место скрипачка Наталья Васёва, которая ещё в бытность студенткой Пермского института культуры активно концертировала в камерных ансамблях, в том числе и с довольно рискованной авангардной музыкой. Уверенность в завтрашнем дне внушал представительный литаврист Николай Дульский, который до недавнего времени казался неотъемлемой частью MusicAeterna, а в группе духовых виднелась красивая шевелюра трубача Рустама Зиганшина, являющего собой редкий пример музыканта, которого ценили все дирижёры театра, включая Теодора Курентзиса. В общем, соотношение «старичков» и новичков было ровно такое, чтобы вызвать и приятное чувство узнавания, и ощущение интригующего неизвестного.

Выглядел оркестр стильно, модно и обаятельно. Артём Абашев появился на сцене в максимально демократичном наряде — чёрные джинсы и футболка с длинными рукавами. Если Теодора Курентзиса вечно сравнивали с рокерами, то Абашев, скорее, джазмен. Сравнения с Курентзисом, конечно, хотелось бы избежать, но без него никак не обойтись, поскольку дирижёрская манера Абашева — практически теодоровская. Он тоже не пользуется дирижёрской палочкой, да и вся, так сказать, хореография — один в один. Если рассматривать концерт как дирижёрский месседж, то можно было прочитать следующее: «Да, я наследник Теодора, но я не Теодор. Я — это я, Артём Абашев».

Первый симфонический концерт сезона ажиотажа в публике не вызвал — в зале остались свободные места. Что ж, зато получили возможность посещать концерты меломаны, которые просто любят музыку, а не стремятся отметиться на громком событии. Наблюдать за публикой было очень занятно и отчасти тревожно: сможет ли театр сохранить ту зрительскую культуру, которую так настойчиво прививал Теодор Курентзис? Пока что впечатления самые приятные: почти не было аплодисментов между частями произведений, никто не светил телефонами…

А как приветствовали оркестр и дирижёра, как благодарили! Надо было слышать эти аплодисменты, эти крики «Браво!». В них звучали и благодарность за верность музыке и Перми, и нечто вроде аванса, пожелания будущих свершений.

Да, MusicAeterna оказалась не вечной для Перми, но просто музыка никуда не ушла — осталась с нами зимовать.

На пресс-конференции перед началом сезона Артём Абашев сообщил, что хочет, чтобы все работающие в театре дирижёры — Пётр Белякин, Дамир Максутов и Илья Гайсин — участвовали в симфоническом сезоне, на который запланировано восемь концертов и два концертных исполнения опер. Это значит, что у нас опять интересное время. Конечно, приписываемая китайцам поговорка утверждает, что жить в интересные времена тяжело, но это — дело вкуса.

Информация сайта «Новый компаньон»

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть