Пермь,
22 января 2021 г., пятница

В Прикамье за чудесами

Пермяк Дмитрий Кириллов — о строительстве экологической тропы до плато Маньпупунёр и жизни на Северном Урале

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
маньпупунёр

Каждое лето турист с многолетним стажем Дмитрий Кириллов отправляется в путешествия по родному краю. Сегодня он руководит волонтёрским проектом по строительству экологической тропы на севере Урала. Знаток уральской природы рассказал нам о жизни в диких условиях, о работе в проекте и освоении памятника природы федерального масштаба.

кириллов дмитрий

— Дмитрий, что представляет собой плато Маньпупунёр?

— Плато Маньпупунёр располагается вблизи границы Прикамья и Республики Коми и является уникальным объектом федерального значения. Если помните, в 2008 году в нашей стране проходил конкурс «Семь чудес России». Причём не имело значения, создано ли чудо руками человека или это уникальный природный объект. По итогам первого тура выбрали 49 чудес — по семь от каждого федерального округа. Второй тур выявил 14 финалистов. Полтора месяца продолжалось всенародное финальное голосование, в результате которого были выбраны победители и торжественно озвучен список семи чудес России. В него вошли природные объекты: самая высокая точка Европы и России — гора Эльбрус, самое глубокое озеро мира — Байкал, Долина гейзеров на Камчатке. В числе рукотворных оказались собор Василия Блаженного в Москве, Мамаев курган в Волгограде, Петергоф.

Ещё одним чудом россияне признали Столбы выветривания на плато Маньпупунёр — это геологический памятник, который располагается на территории Республики Коми, немного севернее границы Пермского края. Столбы представляют собой семь останцов причудливой формы. Их высота — от 30 м до 42 м. Они создавались самой природой в течение сотен миллионов лет.

— Как появилась идея проекта?

— Идея полностью моя и компании «Северный Урал», которую я возглавляю. Туризм без волонтёрства убыточен, а волонтёрство без туризма — бессмысленно. Когда соединяются две несоединимые вещи, получается очень даже здорово, полезно и природе, и человеку.

Начну с того, что природоохранная прокуратура до 2015 года запрещала какой-либо туризм на плато ввиду отсутствия на нём инфраструктуры — всё было нелегально. Добавлю, что место, где располагается плато, — это заповедник. Чтобы наш российский, а потом и зарубежный турист всё же смог попасть сюда, нам нужно было эту инфраструктуру построить. Мы начали с вертолётной площадки, которую оборудовали в конце 2015 года. Крылатая машина ведь не может садиться вне оборудованного и зарегистрированного места. В 2016 году уже завезли туда камнедробилку, генераторы, лопаты и построили щебёночную тропу от площадки до плато. Только после этого мы получили разрешение на проведение вертолётных экскурсий.

Как-то раз по служебным обязанностям мне пришлось пройтись от плато до истока реки Печоры. Я просто ужаснулся: шёл с утра и до вечера, утопая в грязи. Физически крепкий здоровый человек с трудом преодолел этот путь налегке, без груза!

Достичь плато можно только двумя способами. Первый — пройти 120 км по горам, лесам и щебёнке. И это только в одну сторону! Это очень тяжело и занимает как минимум две недели. Второй способ — вертолётная экскурсия.

Если человек прошёл 120 км до истока Печоры, то он в любом случае пройдёт и оставшиеся пять. Мы решили своими силами здесь построить тропу в виде мостиков из деревянных досок и свай.

— Насколько затратным оказалось такое строительство?

— Метр тропы нам обходился в 32 тыс. руб. В этом году мы убедили Русское географическое общество (РГО), что без их помощи нам просто не справиться. Ранее все затраты полностью ложились на нас. РГО выделило нам грант в размере 700 тыс. руб. при условии, что и мы будем вкладывать свои средства. В итоге 9 млн руб. нам выдал Фонд президентских грантов, своих денег мы вложили 10 млн руб. Теперь от плато до истока Печоры можно пройти меньше чем за час. Хотя пока мы сделали всего половину пути. В следующем году завершим весь участок, что позволит его пройти хоть в тапочках и за меньшее время.

— Что мотивирует участников проекта? Кто те люди, которые строят тропу?

— Главный мотив, что движет нами, — увидеть Маньпупунёр, побывать здесь. Повторюсь, долгое время заповедный природный объект оставался полностью недоступным для туристов. На нём существовал только нелегальный туризм. Кстати, и сейчас добраться сюда — совсем не простое дело. Это и оказалось основной мотивацией для участников проекта.

Они сюда добираются на вертолёте. Работа длится до шести часов вечера (собираться должны к шести утра в лагере) в течение двух недель. За это время волонтёр платит только 10 тыс. руб. из своего кармана. Они уходят на питание, деньги на которое ты истратишь либо здесь, либо на «большой земле». Доставку волонтёров до места работ оплачивает их организатор.

Есть и такие, кем движут внутренние мотивы, а не сама местность. Это люди, которым нужно прислушаться к себе, понять себя. Есть и те, кто потерял себя на «большой земле». Они хотят заново переосмыслить своё прошлое, зайти в будущее уже с новыми мыслями. Вот это новое они там получают, возвращаются совсем другими людьми.

В этом году, например, наш волонтёр вышла в финал всероссийского конкурса «Доброволец России — 2020» с проектом «Сохранение памятника природы плато Маньпупунёр». Путь был долгий и непростой, в течение года от самих работ на тропе до заполнения заявки, прохождения всех этапов конкурса, защиты проекта перед федеральным жюри. Сейчас на сайте Добро.ру идёт народное голосование за проекты-финалисты. Наглядно ознакомиться с проектом и поддержать волонтёра, проголосовав за проект, можно по ссылке.

— Насколько широка география волонтёрства?

— В этом году волонтёры приехали из Перми, Севастополя, Казани, Москвы, Санкт-Петербурга, Мурманска и, естественно, Коми. Летом 2019 года у нас вообще были сплошь иностранцы: швейцарцы, немцы, французы, испанцы, финны, гости из стран Прибалтики. Однако сейчас сложная обстановка в мире внесла свои коррективы.

— Интересно, зачем иностранцу ехать вглубь Северного Урала и жить вдали от цивилизации?

— Что любопытно, большинство из них выбирали наш проект в качестве знакомства с Россией. Большая их часть до этого ни разу не были в нашей стране. Вот таким способом и решили познакомиться с бытом России через наш волонтёрский отряд. Кстати, помните прошлый год, он был очень дождливый — грязь по колено, сырость, мошки, мокрая одежда. Плюс к этому — тяжёлый физический труд! Потом все они по прилёте домой отправили нам видео с Альп, с Пиренеев. Как под копирку, в один голос, говорили, что жизнь на Урале — один из самых трудных периодов в жизни, но самый запоминающийся и интересный. Они уезжали влюблённые в Россию. Так, за сотни километров от дома, участники проекта переживают совсем другую часть своей жизни.

В позапрошлом году я намеренно взял в проект подростков. Некоторые впервые чистили картошку! Ребята научились жизни в лесу, в полевых условиях. После возвращения своих детей родители звонили и спрашивали: «Что вы сделали с моим ребёнком? Почему он из центра в Камскую долину идёт пешком из школы, а не на автобусе?» Так ребёнок привык в день проходить по 20 км! Взрослые же проходят ежедневно по марафону. Притом многие даже не верили раньше, что так могут. За две недели можно пройти более 400 км, кому-то удавалось и все 500. У нас каждый открывает для себя новые границы и горизонты.

— Но ведь не всё так позитивно? С какими трудностями сталкиваются участники?

— Да, трудности есть. Проект «по зубам» только сильным морально людям, а «ревут» практически все. В следующем году мы полностью изменим концепцию набора — будем набирать мужчин от 25 лет, но не старше 40.

Многие в той или иной мере жалуются на тяжёлые условия труда. Всегда пытаются сказать: «Я устал, давайте уменьшим норму». В таком случае норму придётся увеличивать завтра. Да, легко сказать «построить», труднее сделать. Вертолёт садится на плато или у истоков Печоры. Между рекой и плато — 5 км. Затем с каждой стороны нужно пройти 2,5 км с грузом свай. В начале проекта мы в день примерно метров по 50–60 строили, потом — по 10–12, так как приходилось переносить строительные материалы много и далеко. Сейчас мы близки к завершению работ. В этом году мы построили 1700 м.

Первые четыре года наш проект жил полностью на инициативе и финансировании «Северного Урала». За это время мы прошли от полного запрета посещения этого места до полной его доступности. Мы открыли чудо России для всех желающих!

— Что заставляет вас руководить этим делом из года в год?

— Спорт, безусловно, спорт. С 2012 года я начал заниматься бегом и на личном примере убедился, что человек способен на многое. Раньше думал, что бегать марафоны могут только сверхлюди. Сейчас я сам преодолеваю марафонские дистанции и никогда не останавливаюсь на достигнутом. И уж точно не брошу строительство, пока не закончу начатое дело. Не зря же я каждое лето живу там по три месяца. Такой труд добавляет как минимум 10 лет жизни. Ты понимаешь, что физически крепнешь, делаешь дело, которое прослужит десятки лет.

— Ещё один вопрос: почему создаваемая тропа — экологическая? Как это сказывается на природе?

— Дело в том, что, пользуясь одной готовой тропой, туристы не будут натаптывать новые, превращать поверхностный слой в болото. В первую очередь мы помогаем природе, не вторгаясь в её правила, а уже вторично — человеку. Я вижу, как она меняется в лучшую сторону, происходит настоящее единение с ней. Мы не только преображаем окружающую среду, но и таким образом упрощаем жизнь самим себе.

Нас природа тоже благодарит. Каким образом? На этих мостах все «местные жители» сушатся после дождя. Белки, горностаи, норки, глухарки, рябчики, шмели. Любят по ним ходить и лисицы, и зайцы. Бывает, перешагивают тропу медведи и олени. Те же медведи подходят на 50–60 м, ближе — боятся. Зато внутри лагеря ходят глухари. Открываешь палатку — стоит красавец и смотрит на тебя. Однажды мне на плечо села неясыть, приняла, наверное, за пень или дерево.

Сегодня воспользоваться тропой могут те, кто посещает плато, если успеют это сделать. Ведь одного дня очень мало для знакомства с Северным Уралом. Пользу тропа будет приносить в основном тем, кто идёт пешком. В следующем году мы планируем полностью завершить проект и сделать дорогу к плато по-настоящему доступной и безопасной как для природы, так и для нас — её гостей.

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть